Призрак мужчины приходил в детский интернат

Много лет назад я работала воспитателем в дошкольном отделении детского дома-интерната для сирот. Детки у меня в смешанной группе тогда были довольно большие — самому младшему шесть лет.

Наше дошкольное отделение было автономным. То есть со старшими ребятами мы не пересекались. Отделение занимало весь первый этаж здания — мой кабинет, игровая, детская спальня, пищеблок, санитарные комнаты, кладовка.

По коридору, который шел мимо этих помещений, можно было выйти в большой холл, за которым находилась учебная зона: классы, спортзал.

Холл закрывался изнутри на замок, чтобы чужой человек не мог незамеченным попасть в отделение. Где, кстати, мог запросто заблудиться.

Однажды я работала во вторую смену. Был хмурый зимний вечер. Мои дети занимались хореографией в самом дальнем зале, я же сидела в своем кабинете и готовилась к открытому уроку, который должна была провести через несколько дней. На него собирались приехать воспитатели интернатов из области.

Дверь кабинета была распахнута. Внезапно боковым зрением я увидела высокую мужскую фигуру в длинном черном плаще и шляпе. Мужчина появился совершенно неожиданно (шагов я не слышала) и загородил собой дверной проем.

— Одну минуточку! — обратилась я к мужчине, не поднимая головы. А когда через мгновение подняла голову, визитер бесшумно двинулся по коридору в сторону холла.

— Мужчина! — позвала я. — Куда вы? Там никого нет! Я вас слушаю!

В ответ — ни слова. Я побежала за гостем, но никак не могла его догнать. Только смутно различала в сумерках черные шляпу и плащ. Наконец я выскочила в холл и замерла от неожиданности — там никого не оказалось. Но ведь деваться же ему было некуда!

Я так испугалась, что в ужасе помчалась к детям.

Ребята окружили меня. Хореограф капала мне валерьянку, а дети роились вокруг. А потом рассказали такое, что валерьянку пришлось пить и их преподавательнице.

— Мамочка! — гладил меня по голове один из мальчиков — Вадюшка. — Ты не бойся! Он не злой, он никого не обижает, он только приходит каждую ночь и просто смотрит на нас.

— Как смотрит? — заикаясь, спросила я.

— А так. Наклоняется над кроватью и стоит. Постоит немного, а потом идет к следующей кровати, — наперебой стали рассказывать дети. — Вот так походит-походит и уйдет…

— А ночная няня, она что, его не видит?

— Когда он приходит, она уже спит.

— Дети! — возмутилась я. — Почему же вы молчали и не рассказали никому об этом?

— Мамочка! Когда этот черный дядька первый раз появился, он сразу подошел к Вадику. Вадя так испугался, что описался. А когда утром * хотел рассказать няне Кате, та его заругала и сказала, что он все это придумал.

— Ко мне он тоже подходил, — подхватила восьмилетняя Танюшка. — Но я тоже так испугалась, что спряталась под одеяло с головой и не вылезала до утра. Боялась, что он заберет меня с собой!

Я обняла своих малышей, прижала к себе:

— Ничего, ребята, завтра разберемся, кто этот человек!

Но, сколько я ни пыталась выяснить суть происходящего, ничего узнать не смогла. Ночные няни осторожно уходили от разговора, а остальные сотрудники, по их словам, ничего не слышали об этом человеке в черном.

Единственное, что я могла сделать, — обойти со свечой и молитвой все дошкольное отделение, посыпая помещения освященным маком и окропляя святой водой. И самое удивительное — человек в черном плаще и шляпе исчез. Неожиданно и, надеемся, бесповоротно.

Валентина Анатольевна КИРЧЕВА, г. Николаев

Источник
Author: Fox

Читать еще: